17:18 

Вернуться

Lalaby
I want my MTV
Автор: lalaby
Название: Вернуться
Фандом: Misfits
Пейринг: Саймон/Алиша
Рейтинг: R
Жанр: общий
Размер: миди
Дисклеймер: как полагается.
Предупреждения: мат.
Саммари: Обоснование временных перемещений Саймона.

1
- Не сможешь? – в голосе Саймона прозвучало скорее утверждение, чем вопрос.
- Не смогу… - Кёртис обреченно кивнул и отвернулся, закусив губы в тонкую нить.

Саймон сжал кулаки так, что ногти впились в кожу ладоней – сильнее, вот так, еще сильнее.. Пусть простая и грубая боль заглушит ту, которая родившись в нем два дня назад, исполосовала всё сердце ржавым кривым гвоздем и вывернула наизнанку душу.
Он и не знал, что воспоминания могут так ранить. Что двадцать, да каких двадцать – десять секунд могут снова растопить тот вмороженный в лед пласт памяти, который он так хорошо спрятал, казалось, навсегда.
Келли и Нэйтан.. живые. Веселые. Нормальная жизнь. Всё по-другому. Всё не так, как сейчас. Никакого подполья, никаких тайных убежищ и постоянного страха. Никакой, к черту, известности.
Ничего. Этого.

Саймон обвёл взглядом их жилище – бетонный короб на чердаке заброшенной фабрики. Уже почти полгода они ютились тут втроем – он, Кёртис и Алиша. Они наткнулись на него случайно – после того, как две недели скитались по всяким необитаемым зданиям, прячась от полиции. Последнее убийство не сошло бы им с рук - горничная обнаружила труп Молочника еще тепленьким, а круг подозреваемых был ужасающе узким. Еще бы, из всех «мутантов», как их называла пресса, живыми на тот момент оставались только они вчетвером. Сырный король покосил всех пачками.

Этот вечер он запомнил навсегда, хотя это были вовсе не те воспоминания, которые он хотел бы сохранить.
Он никогда не желал никому смерти. Так случилось, что он убил человека, но это было случайностью. Но в ту минуту, когда он, войдя в номер, увидел лежащую на кровати Келли с открытыми мертвыми глазами.. Когда увидел ползающего по полу мычащего Нэйтана с бегущей изо рта струйкой молочно-белой слюны. В ту минуту он понял, что искренне и всерьез хочет, чтобы кого-то не было на земле. Выходя из комнаты, он впервые за всю историю своей способности стал невидимым за долю секунды, просто сказав себе – «исчезни», и в тот же момент почувствовал, как ветер знакомо проходит сквозь тело.
Ярость разливалась по телу горячей пульсацией, казалось, все чувства обострились в сто раз. Где-то в конце коридора он услышал короткий задушенный всхлип, и через мгновение уже был там.
В конце холла, возле лифта, он увbдел две фигуры. Нет, три – Кёртис сидел на полу, зажимая руками кровоточащую рану в паху. Молочник бросил нож и подошел к Алише. Секунда – и она, изменившись в лице, прижала руку к груди. В этот момент Саймон поднял с пола нож.

Он кромсал Молочника как кусок сыра, вдоль и поперек, пока не почувствовал, что плоть под его рукой не сопротивляется, не вырывается и не издает никаких звуков. Тогда он отшвырнул нож и сказал себе – «появись».
Рана Кёртиса оказалась не смертельной – всё-таки решимости, да и сил у этого сливочного дохляка было немного. Это тебе не йогуртам крышечки срывать. Тем не менее, кровопотеря была ощутимой. Разорвав на полосы гостиничную простыню, Саймон туго забинтовал рану. На Алишу надеяться не приходилось – скорчившись в углу холла, она исторгала из себя остатки еды, шепотом клянясь больше никогда не есть ничего молочного.
Вдвоем они перетащили матерящегося от боли и стонущего от вожделения (иногда Алиша всё-таки задевала его голой кожей) Кёртиса в припаркованный на гостиничной стоянке минивэн. Туда же Саймон приволок Нэйтана, точнее, то, что от него осталось. При виде того, что стало с нашим болтуном и пошляком, Алиша разрыдалась, а Саймон снова почувствовал, как ярость заливает глаза красным туманом. Молочник был мертв, но как выяснилось, его смерти было недостаточно.
Когда на заднее сиденье минивэна легло остывающее тело Келли, Саймон понял, что душевная боль может быть сильнее физической. Что можно страдать так, что больно дышать. Больно думать. Больно жить.



Куда ехать – они понятия не имели. Для начала нужно было похоронить Келли. Хотя похороны – слишком громкое слово для того, что они собирались сделать. Что делали уже не в первый раз.
Избавиться от тела. Звучит точнее.

Сжечь или кинуть на дно озера – об этом не могло быть и речи. Это было бы слишком подло по отношению к ней. У Келли должна быть настоящая могила, да. К тому же.. Саймон метнул взгляд на распластавшегося в кресле Нэйтана.
К тому же он знал одну пустующую могилу.

Келли похоронили ночью, после того как отвезли Нэйтана в социальный приют на другом конце города. За те пять месяцев, что они скрывались, никто так и не сходил к нему. Необходимости не было – выхлоп прессы после «скандала в отеле для мутантов» был такой сильный, что Нэйтана как единственного выжившего часто показывали по тв. Кудрявый лежал в палате для тихих и мирно пускал слюну на подушку. Отсутствие питания, воды, свежего воздуха и медикаментов на нем никак не сказывалось. Он по-прежнему был бессмертным. Тотализаторы всей страны разрывались от ставок на пятьдесят лет вперед. Многие сошлись во мнении, что зря он стрелял себе в голову – бессмертие ведь не гарантирует здравый рассудок. «Похоже, парень просто вышиб себе мозги», - вещал с экрана здоровяк-санитар, - «Я слышал, врачи сказали, что в голове у него один тухлый сыр».

Они остались втроем, и не могли даже выйти на улицу. Саймону, конечно, было легче всех – пользуясь своей способностью, он смог притащить в их обитель хотя бы то, что было крайне необходимо: лекарства для Кёртиса, одежду, съестное. Кёртис потерял много крови и восстанавливался тяжело. О своей способности он даже не заикался. Иногда Саймон возвращался и заставал Алишу в слезах – она часами умоляла его вернуться в прошлое и всё исправить, но Кёртис отказывался. Лишь один раз он признался Саймону, что пытался сделать это, но раз за разом возвращался в одну и ту же точку, после которой терял всех. «Я не могу, дружище.. Не могу потерять её, понимаешь?» - Кёртис хватал Саймона за руку слабыми пальцами и кивал на Алишу, спящую на широченной кровати, которую сколотил из старых досок кто-то, живший тут до них.
Саймон понимал. Они любили друг друга, даже если не могли касаться, не говоря уже о большем. У этих двоих было больше, чем у него.
Чтобы заглушить воспоминания о прошлом, он теперь пристрастился к физической нагрузке и иногда часами изнурял себя то прыжками с крыши на крышу, то длительными пробежками. Адреналин и усталость помогали если не забыть, то хотя бы заглушить ту бессильную злобу и отчаяние, которые охватывали его всякий раз, когда он вспоминал холодные негнущиеся руки Келли в гробу или пустой взгляд Нэйтана в анонсе вечерних новостей.

Однажды он вернулся домой поздно ночью, подсознательно рассчитывая застать Алишу и Кёртиса за чем-то.. он и сам не знал, за чем. Но оба мирно спали по разные стороны кровати, укрывшись разными пледами. Сам не зная зачем, Саймон прошептал своё «исчезни» и лёг между ними, стараясь не шевелиться.
Кёртис простонал что-то во сне, и Саймон уловил тончайшие нити боли, которые разошлись от его раны по всему телу. Это было уже не новым – способность чувствовать острее в состоянии невидимости Саймон заметил давно. Он замер, подождав пока Кёртис устроится поудобнее, и повернулся на другой бок.

@темы: fanfiction: rus

Комментарии
2012-01-13 в 16:56 

SooLaim
someone call the ambulance
как классно Оо
что-то я не заметила мата.. или я так увлеклась?)

   

Misfits

главная