SpellCrimson
"Once in the dark he had murmured in Macedonian, ‘You are the first and the last,’ and his voice might have been charged with ecstasy or intolerable grief"
To be continued
Автор: Johanssen fon Schullenbergh
Бета: amatiell
Фэндом: Отбросы / Misfits (сериал)
Персонажи: Саймон / Питер
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, POV
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC
Размер: Мини



Он сидит напротив, сгорбившись и скукожившись,будто стараясь быть ещё незаметнее, чем есть уже. Черно-белая футболка, серая куртка, взлохмаченные волосы. Этот парень явно из немалого числа тех, кому в этой жизни досталась роль "тихушника-задрота". Я мысленно усмехаюсь, вспомнив слова Нейтана. Именно такую характеристику он дал мне когда-то. Сейчас я даже посмеялся бы над этим, а тогда...
Я ужасно нервничаю. Вчера я спас этого паренька от ограбления, а сегодня он сидит напротив меня,даже не подозревая, что его супер-герой совсем рядом. Он рассказывает про кражу сумочки у девушки: свой не очень умный план по соблазнению. Я внимательно слушаю его глупую историю,но мне не до смеха. В груди ворочается странное чувство, будто я должен за ним присматривать теперь, когда мы снова встретились.
Надзиратель отпускает тупые шуточки и всем своим видом показывает, что ему на все абсолютно похер. На соседнем стуле смеется Алиша. Иногда я вижу в ней все ту же стерву, какой она была с самого начала. Все, что произошло после грозы, сильно изменило всех нас, в том числе и ее, но все же, некоторые вещи остаются неизменными. Я снова перевожу взгляд на Питера. Он взволнован, перебирает пальцы и старается не выглядеть дураком, рассказывая свою историю. В моей голове настойчиво бьется мысль, что все это не с проста, что это все не случайно. Я должен поговорить с ним, пока не поздно. Но о чем? Я не могу выдать себя, но ужасно хочется похлопать по этому худенькому плечу и подбодрить. Я отгоняю от себя эту идею, лучше вести себя как обычно, не привлекая к себе внимания. Все просто. Да.
Когда собрание, наконец, заканчивается, нам дают время на обед и перерыв. Ребята разбредаются кто куда: в основном на крышу, или к автомату с шоколадками. Я направляюсь в сторону туалета, погрузившись в свои мысли.
Я весь напрягаюсь, когда он входит. Парень даже не смотрит на меня, словно меня и нет вовсе. Я стою рядом, справляя малую нужду, и как могу концентрируюсь на том, чтобы не сболтнуть ничего лишнего. Лучше вообще не заводить разговор, лучше не надо.
- Все еще измениться, вот увидишь. - Мой рот открывается сам по себе.Я не хотел ничего говорить. Он выглядит подавленным. Мне нужно его поддержать.
- Ты еще встретишь девушку, которая тебя полюбит. И не придется красть у нее сумку. - Я пытаюсь улыбнуться, но больше получается вымученная гримаса. Ну все? Доволен? Теперь твой внутренний маленький герой счастлив? Ты что, курица наседка? Он чужой человек, у него своя жизнь. Хватит лезть к нему со всякими глупостями.
Он слегка хмуриться и опускает взгляд на мой член. Секунду я недоумеваю, но потом до меня доходит. Черт. Повязка. На левой руке. Я вскидываю брови и отвожу взгляд. По моему лицу и так все понятно. Он догадался...он сейчас...
- Ты парень в маске! - Питер все же произносит это вслух, и мне не приходит в голову ничего лучше, чем проблеять что-то невразумительное в ответ.
- Это ты! Я узнал твой голос! И у тебя рана на руке! - Он показывает глазами на поврежденную конечность моего тела, пока я пытаюсь спрятать глаза. Или не прятать? Он все равно уже догадался.
Он выжидающе смотрит на меня, во взгляде столько надежды. Я прекрасно могу отвертеться, соврать что-нибудь, сказать, что ему показалось. Но мое эго крепко держит меня за яйца. Еще никто не смотрел на меня такими глазами. Для него я- герой.
- Никому не слова. Никто не должен знать. - Его глаза расширяются, когда я говорю это, а щеки заливает румянец. Он приоткрывает рот в изумлении и скороговоркой начинает тараторить вопросы. Он хочет знать подробности. Как, что и почему? Он зовет выпить с ним пива.
Я мгновенно представляю, как мы сидим в пабе и я рассказываю парнишке о своих достижениях, о тренировках, о том как изо дня в день борюсь со своими страхами. Нет, это уже ни в какие ворота. Я и так сказал слишком много, это может быть опасно.
-Не очень светлая мысль. Будет лучше если ты просто забудешь о нашей встрече.- Я стараюсь сделать тон сдержанным, холодным. Правильно, нужно оттолкнуть парня пока не поздно. Его глаза мгновенно тускнеют, румянец сходит с лица. Он разочарован... Я стараюсь не думать о том, что изнутри меня поднимается чувство необъяснимой потери.
Руди не находит момента лучше, чем войти в туалет прямо сейчас.
-Хехехей, вот красота!- он смеется и жмуриться, но прикрывает дверь туалета.
До меня доходит, как вся эта сцена выглядит со стороны, и я готов провалиться сквозь землю. Нет, стоп. Мы ничего не делаем. Мне нечего стыдиться. Я уже не тот Саймон, что раньше. Я больше не боюсь насмешек по поводу своей ориентации. Я иду во двор, решительно настроенный поговорить с этим двуличным ублюдком Руди.
Я все же начинаю смущенно заикаться, когда объясняю ему, что я не гей, и мы с Питером не показывали друг другу свои гениталии. Он, конечно, не верит, и в своем обычном стиле глумится над ситуацией. Я не могу выдержать его потока дибилизма больше 5 минут, и когда он начинает показывать процесс совокупления с помощью пальцев, как это делают школьники, я разворачиваюсь и ухожу. Когда я прохожу через павильон, я чувствую на себе взгляд. Я знаю, что это Питер,но не хочу оборачиваться.

***

К вечеру следующего дня мы с Питером уже не разлей вода. Все мои страхи и сомнения куда-то делись, придя утром на отработку, я снова увидел его, и понял что все будет хорошо, что его можно не бояться. Я могу ему доверять.
Мы весь день просидели на крыше, разговаривая обо всем на свете. Он рассказывал про свое детство, про любовь к комиксам и супер-героям, говорил о том, что невероятно рад встретить одного в реальности. Он сиял и казался таким счастливым, как ребенок, с кучей подарков на рождество. Я слушал его и улыбался. Еще ни с кем мне не удавалось поговорить откровенно, не боясь быть высмеянным или осужденным. И я рассказал ему. Обо всем, что происходило с нами, о грозе и супер-способностях, о наших отношениях с Алишей и об отработках. Мой язык как будто развязался, я говорил с ним так, словно мы знаем друг друга вечность. Меня переполняло невероятное чувство новообретенного друга, такого, с кем я могу быть собой.
Питер слушал меня с восторгом, его глаза загорались каждый раз, когда я рассказывал про наши невероятные приключения, про свои тренировки и отработку. Он смотрел на меня так, будто я только что сошел со страниц его любимого комикса, и теперь разговариваю с ним на равных.
Когда я сказал, что многие люди приняли бы меня за фрика, а не за супермена, Питер ужасно возмутился.
- Они не понимают какого это: быть готовым к тому, чтобы поставить на кон свою жизнь...быть готовым умереть за то, во что веришь!
На секунду мне показалось, что мы в этом мире остались одни. Его лицо было очень близко ко мне, я видел, как он смущен, как блестят его глаза, как нервно он облизывает губы. В этот момент мне захотелось обнять его, прижать к себе и никогда не отпускать. Но вместо этого я предложил ему стать моим лучшим другом.

***

Часы летят незаметно для нас, и это рывок из реальности. Я чую чье-то присутствие и оборачиваюсь. Алиша идет в нашу сторону, и я прошу у Питера прощения, встаю и иду на встречу к своей девушке. Она улыбается, но в тоже время я вижу ее любопытство. Она интересуется, что я делаю, и почему столько времени разговариваю с "этим парнем". Она кивает в сторону Питера, и ее цепкий взгляд осматривает его с ног до головы. Мне становится немного неуютно, я хочу поскорее вернуться к своему другу.
- Зачем ты с ним разговариваешь?
Я хмурюсь.
Она говорит это так, будто я не должен вообще ни с кем общаться кроме нее. Я люблю Алишу, но иногда она бывает, неосторожна в выражениях. И эта ее стервоточинка все еще есть в ней. Меня это немного подавляет.
-Он мой друг.
-Твой друг? - она делает такое выражение лица, будто у меня никогда не было и не может быть друзей. В этот момент я чувствую, как меня практически опустили в корыто с говном. Вот об этом я и говорю. Она иногда ведет себя, как полная стерва.

Алиша, видя мое смущение, берет меня за руку и пытается успокоить. У нее виноватое выражение лица. Мне нужно перевести тему.
- Какие у тебя планы на сегодня? А то я еще побуду с Питером. - моя рука выскальзывает из ее рук, и я делаю шаг назад. Алиша чувствует это и заметно напрягается, но не возражает. Говорит, что пойдет к друзьям.

***

Я щелкаю выключателем, и свет понемногу наполняет комнату. Мысль о том, что я привел сюда Питера одновременно и пугает, и возбуждает. Он с открытым ртом оглядывает помещение, будто увидев подземную лабораторию Бетмена. Я улыбаюсь и замечаю, что в его присутствии совершенно не горблюсь, а наоборот, стою прямо и гордо. Мне нравится это чувство превосходства. Я всю жизнь был забитым и тихим, а теперь я воплощение чей-то мечты. Осознание этого ударяет в голову не хуже алкоголя. На моем лице расползается самоуверенная улыбка.
Парнишка смотрит на меня, словно на божество, и еле шевелит губами от восторга. Только ради этого момента стоило рисковать.
-У тебя есть тайное логово! Точь-в-точь как у супер-героя! А как ты нашел это место?
-Я его не находил. Я здесь жил. Я...из будущего.- Мне нравится наблюдать за его реакцией. Каждый раз он открывает рот и поднимает брови, и не может сдержать улыбки.
-У тебя есть будущий ты? - Питер подходит ближе, его лицо меняется и становится заинтересованным.
Я могу лишь кивнуть, смущенно улыбнувшись. И тут плотину прорывает. Его вопросы сыплются градом, он хочет знать все и сразу. И я не могу отказать себе в удовольствии поделиться с ним. Боль отражается на его лице, когда он узнает, что я должен умереть, и он трясет головой, не понимая,почему я обязательно должен это делать. Мои аргументы на тему любви к Алише его не пронимают, и он оставляет этот разговор на потом.
Он хочет взглянуть на костюм, и я подчиняюсь. Питер долго смотрит на него, потом на меня. В его глазах немой вопрос. Я киваю и позволяю потрогать его.
В следующее мгновение я жалею об этом, потому что парень теряет всякое ощущение реальности и начинает мягко водить кончиками пальцев по ткани, по нагруднику, по подлокотникам, спускается к наколенникам и я вспыхиваю от того, как эротично все это выглядит. Его тонкие пальцы скользят по костюму, лаская его, и в моем воображение начинает твориться хаос.
Картинка внезапно встает у меня перед глазами: голый Питер сидит на мне верхом, и гладит меня, одетого в костюм. Его пальцы спускаются к паху и узкая ладошка ложиться на мой член.
Я вздрагиваю и моргаю. Питер оборачивается и сталкивается со мной взглядом, ему хватает секунды, чтобы понять, о чем я думал: все и так написано на моем лице.
Раздается жуткий скрип и грохот, когда двери лифта открываются, и в помещение входит Алиша. Мне, внезапно, становится плохо. Дурацкое чувство, что кто-то наступил на мой песочный замок, появляется у меня внутри.
- Что ты делаешь? Зачем вытащил костюм? - в ее голосе я чувствую тревогу, и напрягаюсь.- Ты ему сказал?
Она смотрит на Питера. Я нервничаю. Я не знаю что делать.
- Это его я спас от вора. Он меня узнал. - Надежда на то, что этот довод подействует на Алишу, лопается при виде ее гневного взгляда. В ее присутствии я все время чувствую себя недоумком.
- И теперь ты все ему рассказываешь? - она очень недовольна, я буквально чувствую, исходящие от нее негативные вибрации.

Питер пытается убедить ее в том, что он не проболтается, и на него можно положиться, но это все бесполезно. Пока она не выскажет всё что хочет, она не успокоится. Это я точно знаю.
Я чувствую себя последним уродом, когда Алиша кричит Питеру, чтобы он убирался. Он не двигается с места и смотрит на меня. Опять надежда. Но в этот раз я разбиваю ее, и велю ему уйти.
После мы сильно ругаемся с Алишей.
И я ненавижу себя.
Но не из-за этого...

***

Я просыпаюсь на рассвете, резко, без обычного плавного перехода из сонной дремы в полную бодрость. В моей голове настойчиво бьется мысль, что я должен оставить Алишу. Я должен уйти, и жить своей жизнью, не подвергая ее опасности. У супер-героев не может быть любимых. Да! Как у человека-паука и Мэри – Джейн: им нужно было расстаться, потому что он не может позволить себе быть уязвимым, он не должен подвергать свою любимую опасности.

Эта мысль пришла ко мне абсолютно осознанно. Она будто плавала на глубине подсознания, и однажды должна была выйти наружу. Я должен бросить Алишу, уйти. Мы не можем быть вместе. Я должен со всем разобраться один. Этому миру нужен герой, а любовь делает меня уязвимым.
Где-то на задворках еще немного сонного сознания, мелькнула мысль, что это все какой-то бред и я не в себе, раз собираюсь уйти. Мелькнула, и погасла.
Разговор дался мне на удивление легко, ни один нерв на моем лице не дрогнул. Я даже был немного шокирован тем, что спокойно смотрел на ее слезы.
Ха. Это все оказалось очень просто. Я уверен, что поступаю правильно. Однажды Алиша поймет, что все это я делал ради нее.

***

Питер стоит, прислонившись к дверному косяку в раздевалку. Его волосы по обыкновению немного растрепаны, будто он всю ночь крутился на подушке, но рубашка и куртка в идеальном состоянии, и глаза сияют нежностью. Я чувствую, как в груди все сжимается, когда смотрю на него. Это странное чувство родилось во мне еще тогда, на крыше. Я сразу этого не понял, но сейчас, когда я снова вижу его так близко, мне до одури хочется прислониться лбом к его плечу, и слегка потереться коленкой о его ногу. Я нервно смаргиваю и отвожу глаза.

Он слегка краснеет и улыбается мне кончиками губ, а потом спрашивает о вчерашнем. Я не могу сосредоточиться на теме разговора и постоянно отвлекаюсь на верхнюю пуговицу его рубашки. Кажется, он обеспокоен нашей ссорой с Алишей. Я отвечаю, но с трудом. Все это кажется таким неважным. Я счастлив просто говорить с ним, все равно о чем.
- Слушай, мое предложение про пиво все еще в силе, на случай если ты передумал. - Он смущенно улыбается, но глаза не отводит. Эта фраза вводит меня в ступор. Кажется, когда-то были причины отказать ему. Сейчас я даже не могу их вспомнить. Но почему то все равно не могу промолвить не слова, и только спустя пару секунд мне удается совладать со своими мыслями. Я киваю ему, тем самым соглашаясь. Его глаза сияют.
- Отлично! Я как раз недавно купил новую серию комиксов про Великолепную Четверку, хочу показать тебе. Я гонялся за этим томом ужасно долго, ведь это коллекционное издание. Я буду рад, если ты это увидишь. А пиво можем по дороге купить, ладно?
Я чувствую как тяжелеет у меня в груди и слегка немеют ноги. Он хочет выпить пива у него дома. Он хочет показать мне свои комиксы. О боже.
Я делаю вид, что все в порядке, бодро киваю ему в знак согласия, и удаляюсь в туалет.
Не могу достать член из штанов, так трясутся руки. Почему у меня такая реакция на предложение Питера? Мы же лучшие друзья, так? А лучшие друзья часто пьют пиво друг у друга дома, смотрят фильмы, обсуждают девушек и последние события из их жизни. Почему же у меня язык к небу присох?
Перед глазами очень некстати всплывает воспоминание о вчерашнем дне, как раз до прихода Алишы. У меня встал на то, как Питер трогал костюм. Я схожу с ума от этого парня, и это точно.
Я чувствую, как лицо искажает гримаса боли и ужаса. Я все еще слишком хорошо помню свой первый неудачный гомо-опыт: все закончилось тем, что я пытался поджечь его дом. Воспоминания из школьной жизни всегда больно теребят старые раны. Но это ничего, я уже другой человек. И в этот раз, все будет хорошо. Я уверен.
Кивнув своим мыслям, я стряхиваю, и застегиваю джинсы. Когда я выхожу в коридор, Питера уже нет.

***

Вечером он присылает мне SMSку с адресом, и пишет что уже купил пиво сам. От предстоящей встречи у меня мандраж. Все внутренности скрутило, даже дышать глубоко не получается. Из груди по непонятным причинам рвется стон. Нужно успокоиться. Это ведь всего лишь...
Я дергаю плечом и накидываю куртку.
Нужный дом нашелся сразу, тем более, что это оказалось не так далеко от нашего исправительного центра. Поднимаясь по лестнице, я стараюсь не шуметь и не шаркать ногами. Хочу появиться незаметно. В коридоре горит свет и где-то слышится музыка. Видимо у соседей Питера вечеринка. От этой мысли мне становится легче. Люди живут своей жизнью, веселятся. Никому нет дела до нас.
Я достаю телефон и в сотый раз смотрю на сообщение, будто там могло что-либо поменяться. Квартира 38. Еще чуть-чуть подальше.
Наконец-то нахожу нужную дверь. В нерешительности смотрю на звонок. Внезапно меня посещает странное желание сбежать, словно если я позвоню, то все, пути назад уже не будет. Я делаю шаг назад. Нужно успокоиться. Питер наверняка даже и не подозревает, какую бурю эмоций во мне вызвало его безобидное предложение выпить пива. Он же просто счастлив, быть моим другом. Чувствую себя ублюдком. Как я вообще мог себе вообразить черт знает что? Парень даже не догадывается о моих тайных желаниях. Представляю, что увижу в его глазах, когда...
Дверь резко открывается передо мной, и Питер застает меня в самый разгар моих душевных терзаний. Я поднимаю глаза и вижу, что он одет в простую серую футболку и домашние синие хлопковые штаны на завязочках.
- Я как почувствовал что ты здесь! Вот же чудно, да? - Он улыбается и мне становится легче. Надеюсь, он не заметил, какое у меня было выражение лица в тот момент, когда он внезапно открыл дверь.
- Проходи, не стесняйся.
В его квартире свежо, будто он недавно проветривал. И есть еще какой-то странный, чуть сладковатый запах, едва уловимый. Тропические фрукты? Хм, любопытно. У него небольшая комната, но очень уютная. Видно, что он пытался прибраться, но это плохо у него вышло, и кое-где лежат книги, диски и прочая мелочь. Повсюду на стенах висят плакаты с героями комиксов, и под компьютерным столом валяются тапки и носки. Наверное, он стягивает их в задумчивости.
Напротив входа рабочее место. Стол, стул и ноутбук. Справа книжный шкаф, и я не удивлен, что он завален комиксами и прочей фантастикой. По правой стене кровать. Синее покрывало лежит аккуратно, словно его недавно заправили. На тумбочке маленькие часы с будильником.
- А вот и моя гордость. Купил недавно, он совсем новый. Копил на него целый месяц. Приходилось отказывать себе в ужинах. - Я смотрю туда, куда показывает Питер и вижу на стене, противоположной кровати, огромную плазму. Да,телек у него и впрямь большой.
Только сейчас я понимаю, что вошел и даже не снял обувь и куртку, но как раз в этот момент Питер, будто прочитав мои мысли, подходит сзади и начинает молча стягивать с меня верхнюю одежду. Я чувствую, как его пальцы легко касаются моей рубашки.
- Я решил, что лучше тебе будет снять это. - Его голос неожиданно тихий и низкий. Он стоит совсем рядом, и смотрит на меня смущенными глазами, но в них есть что-то еще. Что-то такое, чего я раньше не видел. Это потому что мы одни? Он не стесняется показывать свою симпатию? Стоп. Он что, соблазняет меня?
От этой мысли у меня от плеч до локтей пробегают мурашки.
Питер перекидывает куртку себе на плечо и опускается вниз, на колени. Его руки скользят по моим ногам, по лодыжкам. Я смотрю на него сверху вниз, и мой ошеломленный вид должен, как минимум, насмешить его. Я опускаю глаза на его руки, и вижу, что он развязывает шнурки на моих ботинках. Вот я идиот. Он мне шнурки развязывает!
Спохватившись, я отталкиваю его плечи и бормочу, что могу и сам справиться с собственной обувью. Я чувствую, как мои уши пылают.
Питер ничего не говорит и с улыбкой отстраняется, потом берет обувь, куртку и уходит в коридор.
Я стою по центру комнаты и пытаюсь осмыслить то, что он только что сделал. У меня сложилось впечатление, что он все прекрасно понимает, и на самом деле этот момент был ничем иным, как попыткой меня соблазнить. Его теплый взгляд снизу вверх, слегка прикрытые веки и полуулыбка. Я уже видел это раньше.
Перед глазами встает картинка, как Алиша, полностью обнаженная, спускается поцелуями по моему телу и, прежде чем взять у меня в рот, соблазнительно улыбается.
В этот момент мои щеки вспыхивают. Нет, он не мог... или мог?
В мои мысли врывается Питер. В его руках две банки пива и пульт от телевизора.
- Присаживайся на кровать, устраивайся поудобнее.- Он располагает банки и пульт на журнальном столике и тянется к книжным полкам. Секундой позже мне на колени падает увесистая стопка комиксов.
-Вот! Гляди, тут 8 частей. Это экстры, плюс главы, не включенные в официальную версию. А так же есть наброски автора! - Я перевожу взгляд на его глаза и понимаю, что не промолвил ни слова с тех пор как вошел. Ну почему я веду себя как истукан? Я прокашливаюсь.
- Куда ты сегодня убежал? Я только в туалет отошел, а когда вернулся, тебя и след простыл.
Он садится на кровать, повернувшись ко мне лицом, и опускает взгляд.
- Алиша. Она увидела, как мы разговаривали, а потом подошла ко мне и стала расспрашивать про вашу ссору. Она сказала, что я должно быть рад, ведь ты теперь только в моем распоряжении. Я...я случайно выронил папку с рисунками и она увидела... Неважно. Давай не будем об этом.
Что-то внутри меня хочет продолжить разговор об Алише, но я вижу, как это все расстраивает Питера и решаю не расспрашивать его о подробностях. Он наверняка чувствует себя виноватым.
- Послушай, Питер. То, что случилось между Алишей и мной не имеет к тебе никакого отношения, ты понял? И даже не вздумай корить себя за то, что мы расстались. Здесь нет твоей вины. Ладно?
Я сам не знаю, как получилось, но моя рука легла ему на плечо. Я чувствую тепло его тела и не могу сдержать себя, слегка сжимаю пальцы. Питер поднимает глаза, и я замечаю, как ему неловко: щеки покраснели, и пальцы перебирают складки покрывала на кровати. Я чуть приближаюсь к нему, и чувствую как моя стопа касается его голой лодыжки, а бедро еще теснее прижимается к его. Питер прислоняется лбом к моему плечу и слегка трется об него. Я чувствую запах его волос. Пахнет мылом. Простым мылом. Мой член дергается в штанах, и я поднимаюсь ладонью по его руке, чувствуя, как пальцы касаются голого участка шеи. Его кожа влажная и горячая, и я забываю о чем мы говорили.
В наступившей тишине я слышу, как колотятся наши сердца.
Не отрываясь от меня, он поднимается выше, к вороту моей рубашки, и я ощущаю его дыхание на впадинке между ключицами. Я чувствую, как его губы легко касаются моей кожи, и шумно выдыхаю. Если я его сейчас поцелую...если он меня поцелует...я не успеваю додумать мысль, и щекой съезжаю по его макушке, прикрыв глаза.
Наши губы соприкасаются, и я слышу его тихий стон. Питер приоткрывает рот и осторожно целует меня. Я открываюсь навстречу и притягиваю его за шею, к себе. Еще сильнее. Да, вот так.
Теперь мы касаемся друг друга грудью, и он смелеет, опускает руки мне на бедра, прижимает меня к себе. От этого я слетаю с катушек. Опрокинув его на кровать, я запускаю руки ему под футболку, поглаживаю ребра. Он тихонько постанывает мне в рот, и я завожусь еще больше. Не могу удержаться и начинаю тереться эрекцией о его бедро, и чувствую ответную на своем. Он хочет меня. О Боже.
Его язык неумело толкается мне в рот, и я направляю его, подсказываю как нужно. Его губы, довольно тонкие, и по-мальчишески напористые, обхватывают мои, пытаются подарить наслаждение. Я чувствую, как он напряжен и нервничает. Хочется сказать, что мне плевать на его опыт, плевать на то, что он, возможно, не очень умелый любовник, я просто хочу его. От этой мысли щемит в груди, и я прижимаю это худое тельце еще сильнее к себе. Он ерзает, и скользит холодными стопами по моим ногам. Руки Питера сжимают мои джинсы на бедрах, и я усмехаюсь про себя.
Понимая, чего он добивается, начинаю расстегивать ширинку и приспускаю штаны до бедер – максимум, что я могу, не отрываясь от его губ. Этого недостаточно, но член, оказавшись в шаге от свободы, дергается, и я не могу удержаться, трусь об эрекцию Питера.
На секунду я отрываюсь от парнишки подо мной, смотрю на него: щеки пылают, глаза закрыты, губы влажные от моих поцелуев. Мне сносит крышу осознание того факта, что это для меня. Что такой он только со мной. Я начинаю осторожно распускать завязку на его штанах, и ненароком задеваю член Питера. Он приподнимает бедра, и шумно выдыхает. Сейчас. Еще немного.
- Пожалуйста, давай...сними их...,- он еле говорит, запинаясь. Пытается приподняться на локтях, чтобы посмотреть на то, что я делаю с ним внизу, но я опрокидываю его обратно и снова прижимаюсь к нему губами. Стягиваю свои плавки.
Наконец, наши члены соприкасаются. Питер тихо стонет, подается мне навстречу. Я уже еле сдерживаюсь от того, чтобы не начать тереться об него, как собака. У меня просто каменный. Я обхватываю рукой его эрекцию и начинаю медленно водить ладонью по стволу, другую руку опускаю вниз и слегка оттягиваю свою мошонку. Мне уже очень давно это не требовалось, но если все будет продолжаться в таком духе, я просто кончу от всего этого зрелища.
Питер подается мне навстречу бедрами, обхватывает мою шею руками и прячет лицо. Он так смущен, что румянец покрывает его тело почти до груди. Мне это так нравится. Он прекрасен сейчас. В моих руках, полностью беззащитный, открытый, с задранной футболкой и каменным стояком. Я начинаю медленно ласкать его член, спускаюсь к яичкам, перебираю их. Питер стонет мне в плечо и тяжело дышит, я чувствую, что он недалек от разрядки.
- Там...возьми...в тумбочке...аахх- его горячий шепот отзывается во мне сильнейшим электрическим разрядом, я уже сам еле соображаю, глаза заволокла пелена, и мне сейчас не до "тумбочки". Что он вообще хочет, я не понимаю?
Делаю усилие над собой и открываю ящик. Взгляд падает на прозрачный тюбик. Смазка. Он хочет...о Господи. Мой член сейчас взорвется от одной только мысли о том, что я войду в Питера, но я просто обязан уточнить. Нельзя доверять своему слуху и зрению в такой момент.
Я убираю руку с члена парня и слегка встряхиваю его за плечо.
-Питер? Ты уверен? Я хочу сказать...ты уверен?? –Я говорю тихо, почти шепотом, и если бы не его судорожный кивок, я бы решил, что все это просто игра моего воображения.
В довершение всего он берет мою руку и опускает вниз, к изнывающему от возбуждения члену, и целует меня. Голова просто кругом идет от всего это, и я еле соображаю, что мне нужно делать. Собственная эрекция заволакивает разум, и если я сейчас же что-нибудь не сделаю, то просто умру. Рука не слушается и мне удается открыть тюбик только с третьей попытки. Запах фруктов обволакивает мое обоняние, и я пытаюсь вспомнить, почему он мне так знаком, но в этот момент Питер снова стонет, и я вижу, как его колени разъезжаются по кровати.
- Саймон, пожалуйста, ... я уже скоро...давай...- его горячий шепот вырывает меня из потока мыслей, и я начинаю растирать смазку по пальцам, согревая субстанцию.
Когда я ввожу в Питера палец, он даже не напрягается, напротив, охотно подается навстречу и шире раздвигает ноги. Добавляю к первому второй, а потом и третий, но сопротивления почти не встречаю. И тут меня посещает догадка: запах тропических фруктов, я чуял его раньше, когда только пришел. Он... он подготовил себя уже заранее.
Питер знал, он хотел меня еще тогда. Он растянул себя для меня.
Эта мысль бьет в голову не хуже водки, и я уже не могу сдерживаться. Поворачиваю парнишку на бок, и перекидываю его ногу через себя. Я чувствую колечко влажных от смазки мышц, чувствую, как горячо у него там и осторожно ввожу член. Кажется, Питеру немного больно, потому что сквозь собственное оглушающее удовольствие я слышу, как он втягивает воздух сквозь зубы. Я останавливаюсь, хоть это и дается мне с трудом, и даю парню привыкнут. Спустя пару мгновений, я начинаю насаживать Питера на свой член. Руки сами тянуться к его бедрам, прижимают их сильнее.
Я, наконец, двигаюсь. Сначала медленно, растягивая удовольствие, сосредотачиваясь на наслаждении, которое дарит мне Питер. Я утыкаюсь носом в его затылок, завожу его ногу дальше, чтобы было удобнее. Не прекращая двигаться, целую его шею, плечи и пробую разные углы входа. Я почти растворяюсь в этом удовольствии, как вдруг Питер всхлипывает и подается навстречу, выгибаясь в спине. Нашел.
Я не прекращаю ласкать член парня и чувствую, как мышцы его живота начинают сокращаться. Уже скоро. Я сам уже на грани, мне осталось совсем чуть-чуть. Мой темп увеличивается, я двигаюсь быстрее. Стоны Питера и звуки соприкосновения двух тел нарушают тишину. Сейчас я четко осознаю, как хотел этого все время, как жаждал ощутить это тело в своих руках, прикоснуться к нему, любить его. Мальчик мой.
Питер в моих руках начинает содрогаться, и я слышу его приглушенный стон, а затем чувствую, как горячая сперма заливает мою руку. Я, наконец, отпускаю себя и бурно кончаю в это податливое тело.
Спустя пару минут, мой разум возвращается. Питер повернулся ко мне лицом и тихонько лежит, уткнувшись в мою шею. Я должен что-то сказать, но не могу разлепить губы. Вместо этого, я заключаю парня в свои объятия и чувствую, как он улыбается. Ни один из нас сейчас не в состоянии обсуждать произошедшее, да нам и не хочется. Ощущение тепла и счастья обволакивает мое тело, и я еле нахожу в себе силы, чтобы укрыть нас одеялом. Через мгновение, мы уже крепко спим.

***

Я их чуть не убил. Чуть не убил их всех. Эти люди были моими друзьями когда-то. У нас были общие воспоминания, время, проведенное вместе, отработки. Мы вместе закапывали надзирателей, но сегодня я был готов прикончить их всех.
Они пришли за Питером и хотели поговорить. Но я знаю, как обычно ведутся эти разговоры. Парень бы потом зубов не сосчитал. А я оказался рядом. Я присматриваю за ним теперь, когда мы стали близки.
В наше первое утро я ушел от него абсолютно счастливым. Он поворочался в кровати и слепо ткнулся в мои губы, сонно пробормотав, что любит меня. А потом открыл глаза и улыбнулся. Когда я вспоминаю это, малейшее сожаление о содеянном мною, испаряется. Я защищал то, что мне дорого. И если понадобиться, я отдам жизнь за это. За Питера. Он- единственная истина, которая у меня теперь есть. Это я понял точно.
Я слегка удивился, что не стал заморачиваться после произошедшего. В мой первый раз с парнем, я много думал на утро и анализировал наши отношения. Я не знал, как снова с ним разговаривать, что делать и как себя вести. Куча вопросов гнездились в моей голове.
Но теперь все по-другому: как-будто все настолько правильно и естественно, что даже думать тут не о чем. Меня не терзают сожаления или смущение. Мы теперь вместе, это точно. Поэтому, когда Алиша, Руди, Келли и Кертис пришли за ним, я почуял это. Я не могу это объяснить, но в тот момент, мне показалось, что я нужен ему, словно теперь, между нами возникла связь. Я чувствую его, слышу его. Мы связаны.
В тот день он был напуган, и я взял его к себе. Мы много часов провели в моей постели, лаская друг друга, вспоминая запахи и прикосновения, которые еще не скоро сотрутся из памяти. Я любил его так, как никого другого. Его тело горело в моих руках, и я могу поклясться, это было взаимно.
Мы целовались, полностью обнаженные, в полумраке. Его лодыжки, его коленки, его локти и плечи. Его член. Питер. Питер...

***

Все закончилось, когда он ушел домой. Мир начал разрываться вокруг меня, куски реальности начали выпадать из моего сознания. Звук рвущейся бумаги оглушил меня, на минуту я забыл, где нахожусь. Вдруг, я словно очнулся ото сна.
Алиша. Алиша! Как я мог бросить ее!? Я не могу поверить, что это все происходит со мной. Мне нужны объяснения. Что на меня нашло? Мои друзья... О боже, я избил Кертиса, Келли! Я побил собственную девушку! А Руди! Что на меня нашло!?
Я сижу на жестком стуле и моя голова пытается воссоздать всю картину рассыпавшегося в прах мира. Моего мира. Что я наделал? Как я мог так поступить с ними? Как я мог загубить все то лучшее, что было в моей жизни? У меня кружится голова, такое ощущение, что я был под гипнозом все это время. Я не помню что произошло, как-будто кусок жизни вывалился из памяти. Помню как плакала Алиша, когда я ушел. Помню, как чуть не убил всех своих друзей.
Изнутри царапает какое-то воспоминание. Что-то важное, что я мог упустить.
Дверь лифта со скрипом открывается. Она пришла. Алиша.
- Я тебя бросил. Зачем? О чем я думал? Ты посмотри, какая ты. Вернись, прошу. Давай снова будем вместе. Прошу. Пожалуйста, не говори "нет", не говори "нет". - Мой голос дрожит от подступивших слез. Еще немного и я разревусь, как девчонка. Моя Алиша. Как я мог оставить ее?
- Это все рисунки Питера. Все, что он рисовал, сбывалось. Ты из-за него порвал со мной. -Она говорит сдержанно, но я слышу, как ей плохо. Чувство вины захлестывает меня, как поток.
- Я сделал тебе больно. - Я тяну руку к ее лбу. Там, где она упала головой об асфальт, осталась рана. Это я натворил. Я должен все исправить.
- Ты не виноват. -В ее глазах я читаю отражение моей боли. Боже, я так скучал по ней.
- Прости меня. -Я не могу скрыть слезы и обнимаю ее, прижимаю ее к себе так крепко, как могу. Алиша... Теперь все хорошо.

***

Питер появился почти сразу. Я написал ему, что приду поговорить. Алиша рассказала про все: про рисунки, про то, как он манипулировал мною. Они вломились к нему в квартиру и порвали всю бумагу,что только нашли. Тогда я и очнулся.
Я тупо смотрю на воду. В голове словно ураган прошелся. Я не могу поверить в то, что произошло. После первичного шока и разговора с Алишей, я стал вспоминать события прошедшей недели. Самое страшное- я помню все. Все эмоции и чувства, что я испытывал к нему, они не были поддельными. Они были настоящими для меня, для ТОГО меня. Я влюбился в Питера и то, что было между нами...это неправильно. Я люблю только Алишу. Не его. Он управлял мною, моим сознанием, вертел как хотел! Это был не я, не мои чувства. Это все было не по-настоящему. Да. Не по-настоящему.
Я оборачиваюсь и вижу, как он неуверенно идет ко мне. Он скован, нервничает, это видно с одного взгляда. При виде Питера у меня щемит в груди, но я игнорирую это чувство. Видимо, не до конца еще отошел.
- Я знаю, что ты сделал.- Сказал я сдержанно, но уверенно.
- Я просто хотел тебе помочь. -Его голос дрожит и ломается.
- Помочь? Ты манипулировал мной.
- Алиша не хочет, чтобы ты стал тем, кем ты должен стать! Она не понимает! Я с делал это для вас обоих! -Меня разрывает на куски. Он сделал это для нас обоих! Ты врешь, лживая притворная тварь! Ты просто хотел поиграться со мной, с моей жизнью! Надеюсь, ты доволен теперь.
- Ты заставил меня ее бросить. -Язык не слушается меня, к горлу подкатывает предательский комок.
- Я должен был! Ведь ты же сам сказал, что если ты не вернешься в прошлое, она не влюбится в тебя. А если она в тебя не влюбится, тебе не придется делать то, что ты должен... Ты же лучше меня это понимаешь.
Его глаза краснеют, и я не могу заставить себя не видеть в них то, что он по-настоящему хочет сказать. Он не хочет потерять меня. Не хочет, чтобы я умер, вернувшись в прошлое и спасая Алишу.
Я заставляю себя подойти к нему поближе. Огромных трудов мне стоит стоять рядом с ним так, сейчас.
- Может я и ошибался. Я думал, что должен стать им, чтобы защитить Алишу, но делал ей только хуже.
- Я знаю что ты можешь, можешь ее спасти. Ты ведь супер-герой. Это твоя судьба! -Не смотри на меня такими глазами. Я должен покончить с этим. Убить все раз и навсегда.
- Я не супер-герой. Супер–герои это выдумки, твои выдумки, не мои. Я. Ее. Не брошу.
Он мотает головой, не хочет слушать. Мои ноги не двигаются, но я должен уйти. Уйти сейчас. Я должен уйти от него. Навсегда.

***

Я плохо сплю ночами, просыпаюсь и ухожу гулять. Моя бессонница имеет имя. Питер.
Я не понимаю. Не хочу понимать. Почему мое сознание не отвергло все это, вместе с моими чувствами к нему? Они же разорвали все его рисунки, так почему же мне так плохо, почему не уходят эти чувства? В моем сознание уже все окончательно улеглось, кроме пары вещей, не дающих мне покоя. Был ли он искренен со мной тогда? Зачем он сделал все это, если было бы достаточно просто поссорить нас с Алишей? Зачем было все...то, что мы делали?
Спустя еще пару бессонных ночей я ловлю себя на том, что иду к его дому. На автомате. Я был там всего пару раз, но помню дорогу идеально. Я всматриваюсь в окна. Он уже спит давно.
Зачем я прихожу? Почему мысли о нем не дают мне покоя? Питер...что ты сделал со мной?

***

"Приходи на склад, на Типтон стрит"- надпись, сделанная красной помадой, сразу бросается в глаза. Я кидаюсь к шкафу и достаю костюм. Нельзя терять ни минуты, нужно действовать быстро.
Через десять минут я уже на месте. Алиша,привязана к стулу, рот заклеен лентой, глаза полны страха. Что происходит? Кто ее похитил? Она мычит и кивает головой куда-то в сторону от меня. Я еле успеваю отреагировать, как острие ножа проносится над моей головой. У моего соперника отличная реакция и владение оружием, я чудом успеваю увернуться и защититься. Кто-то в костюме, похожим на мой, похитил ее. У меня появляется странное предчувствие, что все это не случайное похищение, но не успеваю додумать, как меня прижимают к стене. Я уворачиваюсь от нового удара.
Внезапно мой противник кидается на меня, я быстро реагирую и перехватываю нож. Звук рвущейся плоти и мягкость входящего в тело лезвия оглушают меня на мгновение. Его руки на моих плечах, я слышу его тяжелое дыхание. Мою ладонь заливает что-то теплое. Тело подает на холодный кафель склада. Но мне сейчас не до него.
Я снимаю свою маску и тороплюсь к Алише. Она испугана, и я стараюсь как можно скорее освободить ее от пут. В моей голове проносятся самые страшные догадки о ее похищении.
- Все нормально? Он тебя не тронул?
- Я в порядке. - Она судорожно мотает головой и старается выровнять дыхание. Ей не в первый раз случается попадать в переделку. Я целую ее мягкие губы и на секунду забываю, что опять убил человека.
Я поворачиваюсь и подхожу к полу-мертвому телу, снимаю маску противника и мое сердце пропускает удар. Питер. Питер!
-Зачем !? Зачем ты это сделал!? - я трясу его за грудки и чувствую, как страшное пустое отчаяние овладевает моим сердцем. К горлу подкатывает комок, но почему-то я не могу проронить не слизинки.
- У тебя получилось...ты...ты спас ее...- он еле дышит, хватает меня за костюм чтобы приблизить наши лица. – Супер-герой должен быть готов умереть за то, во что он верит.
Его глаза закатываются, и последний вздох вырывается из его обессиленного тела. Он больше никогда не заговорит, не взглянет на меня. Боль утраты и тяжесть вины бьет меня в самое сердце. Я держу в руках его мертвое тело и не могу поверить в то, что произошло.
Кровь Питера растекается по грязному полу склада, как страшное озеро, в котором я готов утопиться. Из моей груди рвется звериный вопль боли. Настоящий Супер-Герой это он. Это он умер за то, во что верил. Он доказал свою правоту, пожертвовав собой, ради меня. Ради веры в меня.

***

"Сожги его, вместе с ним" Эти слова я услышал, как из забытья. Мы сидели на полу, и Алиша говорила о том, что не хочет больше видеть этот костюм. Я дал ей обещание не возвращаться в прошлое.
Шел сильный дождь, и потоки прохладной воды смывали мою душу, вместе с кровью Питера в небольшой водосток по центру помещения . Я не чувствовал ничего, когда горело его тело, как будто все мои мысли ушли вместе с ним, только нечто страшное и пустое образовалось у меня в груди. Но так даже лучше. Так даже лучше.
Костюм я не сжег, а спрятал. Я буду хранить его, пока не наступит нужный момент. И тогда, я вернусь в прошлое и там я снова увижу Питера. Я найду его. Я ему все расскажу... и буду целовать его до тех пор, пока пустоту внутри меня снова не заполнит счастье.

@темы: fanfiction: rus, character: simon, character: other, character: alisha, season 3