14:45 

фичочек, "Not Alone" называется

генерал педоискатель
— Снять с тебя маску, и кто ты будешь? — Нищеброд, пидорас, мизантроп, анархист.
в общем, дело было так: написал я этот фик в сентябре прошлого года, но выкладывать постеснялся, обошелся фикбуком богомерзким
оставляйте комментарии, ставьте лайки, подписывайтесь на мой канал

Название: Not Alone
Автор: Чацкий (он же генерал педоискатель, он же первый замечательный предел)
Бета: твоя мамаша АХАХАХАХАХаААЗХа0зпха1!!11 Нет беты, короче
Фэндом: Отбросы/Misits (внезапно)
Пейринг: Саймон/Нейтан, а еще побочный Кёртис/Алиша
Рейтинг: NC-17
Жанры: кусочек Гета, Слэш (яой), Ангст, Драма
Предупреждения: матюки, тысячи их
Размер: Мини

Алиша в слезах выбежала из здания общественного центра, на ходу размазывая по лицу потекшую тушь, смешивая ее с дорогим тональным кремом и совершенно не заботясь о своем внешнем виде. Так больше не могло продолжаться. Ей надоело каждый день мастурбировать перед Кёртисом, не имея право на что-либо большее, надоело смотреть на член собственного парня, сознавая, что он никогда не будет там, где ему положено быть – в ней, а точнее – в ее истерзанной вынужденным полувоздержанием вагине. Подбежав к самому краю крыльца, она решительно вскинула голову и посмотрела в небо: свинцовые тучи, погрузившие город во мрак, вдалеке гремит гром, и тяжелые капли падают на асфальт, разбиваясь прямо у ног, ну не иронично ли?

Когда ты маленький, ты вне зависимости от своего отношения к супергероям мечтаешь об их силе. Мечтаешь метать говном из рук, подобно Человеку-пауку, двигать взглядом кресло, чтобы мать не зашла вовремя, ну, помните, как Прю из «Зачарованных»? Читать мысли, перемещаться в пространстве, да даже пиздить деньги из чужих кошельков, не прикладывая к этому ни малейших усилий! Этими вполне обычными мыслями занято детство всех без исключения людей, а кто не сталкивался с подобными желаниями, наверняка конченый придурок.

Да, такие проявления нормальны и даже хороши для детей младших классов, но не для взрослых людей. И Алиша никогда не думала ни о чем подобном, даже не пыталась, в ее жизни и так все было шоколадно: шикарные парни, дорогой алкоголь, травка за счет нового воздыхателя… О чем еще может мечтать красивая девушка без комплексов и предрассудков? Да о чем угодно, на самом деле. Только не о суперспособности, в один миг превратившей жизнь, полную спортивного интереса к противоположному полу, в форменный ад.

Девушка закрыла глаза ладонями и попыталась подавить всхлип, сколько еще этот кошмар будет продолжаться? Кёртис, понятное дело, не очень переживал о слегка отягощающем их отношения обстоятельстве, и от этого Алише становилось еще более мерзко. Для девушки что-то крепкое, серьезное и основательное было в новинку и посему мысли о том, что ее молодому человеку наплевать на их будущее, были ей несколько чужды. Но порой хлипкие щупальцы подозрения заползали в ее, казалось бы, закрытую от внешних раздражителей душу, и развлекались там по полной программе, от души давя на самые больные места.

Краем глаза увидев быстрым шагом удаляющуюся из здания девушку, Саймон медленно поднялся с места и перевел на нее взгляд, до этого замерший на невесть откуда взявшейся черной точке на идеально светлой стене. Алиша явно была расстроена, причем очень сильно, раз решила выскочить из корпуса на улицу, где бушевала гроза, а от седых стрел дождя, под воздействием ветра косящих влево, практически не было видно близлежащего пейзажа.

Парень, с присущей ему осторожной медлительностью, прикрыл за собой входную дверь и вновь окинул взглядом как-то враз уменьшившуюся фигурку Алиши. Она сильно сжала оградку, на которую облокачивалась, а после, прокричав кое-что, чего Саймон ни при каких жизненных перипетиях не стал бы повторять, с силой ударила по каменному ограждению и зашлась в рыданиях. Затем девушка запрокинула голову к небу, повернулась спиной к ограде, служившей ей подпоркой, и съехала вниз, прямо на ледяной, залитый водой камень. Саймон едва удержался от желания поморщиться, после чего сделал несколько твердых шагов навстречу Алише.

- Саймон, проваливай.

Девушка даже не подняла головы, она так и продолжала сидеть в выбранной позе, упираясь локтями в согнутые в коленях ноги и головой прижимаясь к рукам.

- Почему ты плачешь?

Саймон мелкими, но уверенными шагами подходил к скрючившейся на холодном полу девушке, предпочитая не думать о волне агрессии, на которую, как всегда, напорется со своим вечным желанием помочь и сделать жизнь людей, которых так хочется назвать друзьями, лучше. Ну, всех, кроме Нейтана. Он же мудак.

- Слушай, ты реально тупой или прикидываешься? Проваливай отсюда, пока эта херь над нашими головами не шарахнула в тебя еще раз и не наделила какой-нибудь ебической способностью, не несущей ничего, кроме омерзения к самому себе, полного опустошения и желания нассать богу на лицо.

Темноволосый парень несмело поднял голову, чтобы посмотреть на ту самую «херь», о которой говорила Алиша: туча росла на глазах. Она стала массивнее, создавалось суеверное впечатление, что она питается страхом, болью и отчаянием. Вернув взгляд к отчаявшейся девушке, Саймон, недолго думая, опустился рядом, касаясь плечом ее плеча.

- Я бы очень хотел помочь тебе.

- Хочешь помочь мне? Свали отсюда, будь другом.

Алиша с вызовом посмотрела на парня и, увидев едва уловимую тень боли на его лице, успела пожалеть о сказанном. Саймон поднялся, так ничего и не ответив, и направился обратно в здание, сгорбившись и засунув руки в карманы.

- Саймон!

Парень остановился, немного резче, чем нужно, повернув голову в сторону девушки. Дождь бил по всему телу, превращая рабочую одежду в мокрое рыжее месиво.

- Подожди. Прости меня. Ты не сделал ничего плохого.

Без лишних слов Саймон подошел обратно, но садиться уже не стал. Вместо этого он подал руку Алише, но та, посмотрев на него, лишь брезгливо усмехнулась и перевела взгляд на собственные руки.

- Ты бы поосторожнее с прикосновениями. – Тихо проговорила она, пошевелив пальцами и сжав их в кулак.

Саймону в тот же момент стало неловко, и он, не найдя более удачного выхода из ситуации, натянул на ладонь рукав длинной кофты, продолжая держать руку протянутой. Алиша, еще несколько секунд назад выглядевшая потерянной, слабо рассмеялась и ухватилась за защищенную от ненавистной суперспособности руку, начав подниматься.

Тут-то и началось самое невероятное. Молнии, доселе метавшие свои разряды где-то далеко отсюда, вдруг, по какой-то неведомой случайности, решили переместиться к облюбованному центру. В тот момент, когда девушка приняла помощь друга и ухватилась за его руку, из ниоткуда появилась вспышка, озарившая все вокруг и ощутимо тряхнувшая тела обоих ребят. В тот же миг они отлетели друг от друга в противоположные края площадки, причем еще неизвестно, кому было хуже: Алише, с силой впечатавшейся в стену, находившуюся прямо позади нее, или Саймону, пролетевшему несколько метров, успевшему набрать какую-никакую скорость и разделившему участь девушки.

На какие-то пару секунд парень даже потерял сознание, а Алиша, опьяненная то ли страхом, то ли еще чем-то подобным, подлетела к Саймону и, памятуя о своей проблеме, несильно пнула его по ноге.

- Саймон, ты жив? – Испуганно сглотнув и склонившись ниже, прошептала девушка.
Темноволосый медленно открыл глаза и, поморгав, поднял расфокусированный от внезапности всего случившегося взгляд на Алишу.

- Что это было? – Хрипло прошептал Саймон.

- Понятия не имею. – Без обиняков ответила Алиша. – Но нам, кажется, лучше уйти отсюда, пока нас в лепешку не превратило. – Как в подтверждение ее слов из дверей общественного центра вышла недовольная Келли.

- Ребят, вы вообще нормальные? Какого хуя вы валяетесь под открытым небом в такую погоду?! И что это была за ебола? Я чуть не ослепла, между прочим!

- Подруга, это всего лишь гроза. Пошли, Саймон. – Алиша попыталась ободряюще улыбнуться, но ничего не вышло. Саймон поднялся, держась за стену, и зачем-то посмотрел на собственные ладони: между пальцев будто пронеслись тоненькие искрящиеся электрические разряды, что немало удивило и смутило парня. Раньше такого с ним не случалось.

- Всего лишь гроза? Да эта невинная штучка в прошлый раз чуть нас не угандошила! Саймон, пошевеливайся, нам еще сортиры мыть, если ты не забыл.

* * *

Кёртис стоял в туалете центра и смотрел на себя в зеркало. И когда у него успели появиться мешки под глазами? При каких условиях он так исхудал и чем обусловлено его нежелание заканчивать нудные общественные работы? Ответ лежал на поверхности: у него появилась девушка, устраивающая, наконец, по всем параметрам. В их идеальных отношениях был лишь один маленький, почти незначительный минус: они ни разу не занимались сексом. Нет, не потому что оба были целомудренными и хранили себя до свадьбы, а потому что у Алиши была удивительная способность, подаренная грозой – одним прикосновением она могла заставить любого мужчину себя захотеть. И все было бы прекрасно, если бы этот самый мужчина помнил то, что между ним и Алишей случилось.

Парень устало вздохнул и закрыл глаза, на несколько секунд позволив себе погрузиться в пучину собственной меланхолии. Он сам все потерял: свою бывшую девушку, свой социальный статус, свое будущее, в конце концов! Но самым главным было то, что его это почти не волновало, за эти несколько дней, проведенных в новой компании, Кёртис успел привыкнуть к готовой в любой момент измениться жизненной ситуации. Он слегка улыбнулся своим мыслям, и в этот же момент на его все еще опущенные веки опустились чьи-то ладони: теплые, хрупкие, явно непохожие на мужские. А прямо над ухом промурчал игривый и такой знакомый голос.

- Сюрприз.

Кёртис аж подпрыгнул от неожиданности и отскочил в сторону от умывальника, не преминув удариться бедром о кафельное сооружение и сдавленно выругаться. С выражением неподдельного ужаса на лице смотря на хихикающую над его испугом Алишу, он ошарашено посмотрел на девушку, не зная, как реагировать и какой вопрос задать первым. Судорожно сглотнув, парень просипел.

- Как ты…

- Пошла за тобой.

- Но как…

- Вчера мы с Саймоном во время грозы были на улице, где нас шарахнуло повторно. – Счастливо улыбаясь, сказала Алиша. – Нас шарахнуло тогда, когда мы соприкоснулись руками.

Парень непонимающе уставился на рассказчицу и отчего-то по его лицу начала расползаться аналогичная улыбка сраженного счастьем дегенерата. Сложить два и два было не так сложно, но Кёртису хотелось услышать желаемое именно из уст своей девушки, не строя ложных иллюзий и надежд. Конечно, вопрос о том, как они с Саймоном оказались на улице вдвоем, оставался открытым, только сейчас это почему-то не беспокоило молодого человека.

- И вы…

- Поменялись. – Алиша прочистила горло, услышав в своем голосе нотки нервозной хрипотцы. – Мы поменялись способностями, Кёртис.

Он не знал, что ответить. То, что сейчас озвучила Алиша, было едва ли не самым большим желанием парня, его подподушечной мечтой, о достижении которой нечего было и мечтать. Радостно выдохнув, Кёртис подошел к девушке, крепко сжал ее в объятиях, забираясь ладонями под тонкую ткань футболки, и расслабленно закрыл глаза, только в этот момент осознав, как же долго и сильно мечтал об этом. Алиша сцепила руки у него на шее и, коснувшись поцелуем уголка рта, продолжила рассказ.

- Я обнаружила это сегодня утром. Я стояла перед зеркалом, приводила себя в порядок, как вдруг мне захотелось зевнуть. – Девушка провела губами по линии подбородка Кёртиса, зарываясь пальцами в волосы на его затылке. – Я запрокинула голову, зевнула и… И не увидела своего отражения. – Кёртис прервал поток слов Алиши, оставив на ее губах долгожданный страстный поцелуй, но та не спешила отвечать на столь говорящий поступок: она мягко отстранилась от любимого и, прижав кончики пальцев к его губам, продолжила. – Так вот. Поначалу я испугалась не на шутку, но после прокрутила в голове все случившееся намедни и пришла к однозначному выводу: мы с Саймоном поменялись силами. Ты вообще понимаешь, что это значит? – После этих слов Кёртис перестал покрывать пальцы девушки мягкими поцелуями и, немного подумав, обескуражено проговорил.

- Если у тебя сила Саймона, это значит… Это значит, что у Саймона… Твоя сила? Ну, теоретически? – Алиша молча кивнула, на что Кёртис лишь расхохотался.

- Вот тебе смешно, а мне его жаль. Сам знаешь, как я мучилась с этим дерьмом.

- Но ему-то и мучиться не придется. – Справедливо заметил парень, пытаясь подавить так и рвущуюся наружу улыбку. – У него нет даже намека на девушку. – Кёртис медленно пошел спиной к огороженным кабинкам, увлекая за собой девушку. – Знаешь, нам даже не обязательно ему об этом сообщать, расстраивать только… А он сам может даже и не заметит.

- Думаю, ты прав. Ему совсем, совсем необязательно знать… – Тихо промурлыкала Алиша и, закрыв за собой дверь кабинки, отбросила футболку в сторону и впилась в губы Кёртиса.

* * *

Саймон весь день был на нервах: сначала вчерашняя гроза, затем разочарование в Салли, убийство Салли, шныряющие вдоль и поперек центра полицейские, так называемые «друзья», ноющие от безделья… И утреннее осознание того, что у него больше нет сверхсилы.

Он понял это, когда из одной из кабинок туалета вывалились усталые, но довольные Кёртис с Алишей и вопросительно посмотрели на Саймона, крепко держащего в руках телефон с включенным режимом съемки. Саймон был полностью уверен, что невидим, но взгляды товарищей говорили совершенно о другом. Сбитый с толку, доморощенный оператор испуганно уставился на ребят в ответ, дрожащими пальцами убирая телефон обратно в карман рыжей робы.

- Эй, Саймон. – Доверительно обратился к будто потерявшему дар речи брюнету. – Завязывай с этим. – Не выдержав давления насмешливых взглядов довольных жизнью друзей, Саймон пулей вылетел из туалета, засунув руки в карманы и сжав телефон что было сил.

Он бездумно бродил по периметру прихожей общественного центра, считая про себя количество шагов, которые сделал от двери до противоположной стены и обратно. Келли сидела с ногами на диване и с апатичным видом накручивала на палец прядь собранных в хвост волос. Нейтан стоял неподалеку от нее с футбольным мячом. Саймон не знал, как объяснить утреннее происшествие, почему он больше не мог становиться невидимым и как Алиша с Кёртисом уместились в узкой кабинке, если до сих пор прибегали к мастурбации, стоя на безопасном расстоянии друг от друга. Все эти, казалось бы, закономерные и взаимосвязанные факты попросту не могли уложиться в его голове.

У Саймона существовало две теории: либо он и Алиша потеряли свои силы вследствие грозы, которая имела полное право как подарить, так и отнять подаренные сверхъестественные способности, либо они, как это ни прискорбно, под воздействием оной обменялись способностями. И теперь Алиша умеет становиться невидимой и может трахаться с Кёртисом сколько влезет, а ему, Саймону, желательно вообще не прикасаться к людям. По крайней мере, странные электрические разряды промеж пальцев могут быть тому объяснением. Впрочем, даже если Саймон и забрал силу Алиши, он прекрасно понимал, что никогда ею не воспользуется – это было чуждо и противно его душе. Ему хотелось найти близкого по духу человека, чему немало поспособствовал в свое время интернет.

- Нужно позвонить им в общественный центр, пусть вышлют другого надзирателя! – Прервал поток размышлений крикливый голос Нейтана.

- Вот сам и позвони. – Хмыкнула Келли, глядя на Нейтана, увидевшего, наконец, слоняющегося без дела Саймона. В тот момент, когда Саймон переходил от одной стены к противоположной, Нейтан с азартной улыбкой сделал несколько шагов назад, прицелился и в полсилы вмазал по мячу, пришедшемуся, как то и предполагалось, Саймону в живот.

- Барри, пасуй! – Приподняв брови, командным голосом прокричал кудрявый парень. – Что ты стоишь как дынееб? Пасуй, говорю!

- Отвали от него, Нейтан! – Прикрикнула Келли, вскоре, впрочем, отведя взгляд. Это ежедневное зрелище начало ее утомлять.

Саймон с отвращением пнул мяч, который покатился с такой медленной скоростью, что Нейтан окончательно взбесился, разбежался и снова ударил в Саймона. Терпение последнего кончилось. Он решительным шагом подошел к все также улыбающемуся Нейтану и с ненавистью во взгляде остановился, силой удерживая себя от желания ударить надоедливого мудака по лицу. Нейтан, будучи выше Саймона на целую голову, склонился к самому его лицу и одними губами проговорил.

- Тебе нечего бояться, Барри! В мире, где царит толерантность, свободная любовь и СПИД, никто не осудит тебя за твою гомосексуальную ориентацию. Просто откройся!

Мгновенно побледнев от ярости, Саймон схватил картонную коробку, набитую белыми ленточками непонятного происхождения, и бросил ее прямо в успевшего закрыть лицо руками хохочущего Нейтана.

- Ух ты, впечатляет! У тебя что, яйца выросли?

- У меня всегда были яйца. – Скрипнув зубами, прошипел Саймон и быстрым шагом направился в сторону раздевалок, что не укрылось от прозорливого Нейтана: тот, ответив что-то на подобии «Да ладно?», бросился следом. Келли устало проследила взглядом остопиздевшую парочку и развалилась на диване.

- It's okay to be gay, let's rejoice with the boys in the gay wa-a-ay! – Нейтан бежал за Саймоном, распевая как будто призванную унизить и без того забитого парня песню. Достигнув раздевалки, Саймон набрал в легкие побольше воздуха. - Hooray for the kind of man, эй, Барри, хочешь, включу ее на плеере?, that you will find in the gay wa-a-ay! – Саймон сильно зажмурился, игнорируя доставшее до печенок «Барри», но на середине первого куплета его нервы сдали окончательно. – Он резко развернулся на пятках и, схватив Нейтана за руку, прорычал.

- Меня. Зовут. Саймон. – Как только Саймон коснулся чужой кожи, он почувствовал, как от его руки к руке Нейтона пробивается неожиданная волна тепла. Жаркая и сильная, как вчерашний удар молнии. Брюнет поднял ошалелый от осознания произошедшего взгляд на Нейтана, лицо которого вместо насмешливого выражения приобрело покорность. Если бы Саймон не знал парня, стоящего перед ним, он бы подумал, что тот в него влюбился. Очарованный Нейтан вцепился в Саймона руками и ногами и прошептал с несвойственными ему интонациями.

- Я хочу тебя.

Не успев ничего ответить и даже убрать руки от парня, превосходившего его по росту и, что странно, по силе хватки, Саймон ощутил губы Нейтана на своих губах. Это было… Омерзительно. Он сжимал зубы, не желая отвечать на поцелуй, пытался оттолкнуть Нейтана, но ничего не выходило: тот присосался к нему, как изголодавшаяся пиявка. Наконец, кое-как перехватив слетевшего с катушек парня под бедра, Саймон с силой ударил его спиной об стену. Нейтан, сдавленно охнув, съехал по стене вниз, и, по прошествии нескольких секунд, поднял печально знакомый взгляд на товарища. Мгновение помолчав, он прищурился и медленно, по слогам проговорил.

- Ты что, накачал меня наркотой и хотел изнасиловать? Я же даже не похож на дыню!

Возмущенный неуместным сравнением, Нейтан пошел по направлению к Саймону, который, в свою очередь, попятился к стене.

- Барри, я не твоя сучка, ты не можешь подмешивать мне наркотики, когда тебе того хочется! – Активно жестикулировал Нейтан, в любую минуту готовый случайно коснуться Саймона. – Слушай, ну сними себе шлюху, в конце концов! Шлюхи же бывают не только женского пола.

- А ты разве не шлюха? – Неожиданно для себя проговорил Саймон. Прежде чем он успел понять, что только что сказал, Нейтан уже смотрел на него во все глаза, похоже, впервые в жизни не знавший, что ответить. Саймон внутренне возликовал. За какие-то несколько мгновений его отношение к возникшей проблеме изменилось, теперь не он был жертвой обстоятельств, а Нейтан – надоедливый пиздюк, не сделавший в своей жизни ничего хорошего. Быть может, его хотя бы раз в жизни стоит проучить? Показать ему то, чего он стоит на самом деле. Наконец, пару раз открыв и закрыв рот, малолетний вор нашелся с ответом.

- Ты что, дальтоник? Разве я желтого цвета? Или, может, я круглый или овальный там, может, я что-то о себе не знаю, может, это дыня во мне… - Мстительно улыбнувшись, Саймон сжал ладонь Нейтана в своей, прерывая поток низвергавшихся из него слов. В тот же миг лицо кудрявого идиота приняло осмысленное выражение, точь-в-точь такое же, какое было у него пару минут назад, до непосредственного знакомства спиной с железным шкафчиком. Не отпуская от себя в кои-то веки решившего идти до конца Саймона, Нейтан опустился на жесткую деревянную скамейку, стоящую между двумя рядами одинаковых железных сооружений.

- Трахни меня, Барри. – Нейтан притянул к себе Саймона за воротник футболки и, дрожащими пальцами пытаясь нащупать застежку собственного комбинезона, прошептал опустившемуся сверху парню на ухо. – Выеби меня жестко, Барри, выеби так, чтобы я неделю не мог сидеть на толчке. Выеб… Да где же эта сраная молния? – Поерзав на жесткой скамейке, Нейтан несчастно простонал. Он выгнул спину, резко проведя свободной ладонью по правому боку, ощупал все доступные и недоступные места рабочей одежды блевотного рыжего цвета. Саймон, наблюдая за мучениями товарища, остановил его руку и, положив ее себе на затылок, сам расстегнул молнию чужого комбинезона. Молнию, находившуюся на левом боку. Нейтан похотливо улыбнулся и, чуть приподнявшись, гибко, словно кошка, выскользнул из ненужной шмотки, после чего освободившейся рукой потрепал Саймона по волосам. – Спасибо, Барри, это так мило с твоей стороны.

Саймон был шокирован. Мурлыкающие интонации, несвойственные голосу Нейтана, его длинные пальцы, судорожно дергающие застежку уже его, Саймона, комбинезона, пять тонких отшлифованных деревяшек, наверняка оставляющих синяки на спине Нейтана, почему он вообще думает о его удобстве? Еще не поздно было остановить это безумие, все бесстрашие, коим наградила его матушка-природа, почуяв в воздухе флюиды секса, улетучилось, оставив после себя грустную музыкальную тему из «Красоты по-американски». Напряженно сглотнув, Саймон еще раз посмотрел на распростертое под ним тело, на раскрасневшиеся щеки, подернувшийся дымкой взгляд, на разметавшиеся по лакированному дереву кудряшки и понял, что никогда не сможет сделать владельцу такой внешности больно, как бы тот его ни обижал, как бы ни издевался. Он думал так равно до того момента, как этот самый владелец умилительной внешности не сжал его полувозбужденный половой орган через ткань трусов. Вот тут-то все принципы чести и благородия и пошли прахом.

Он был похож на ангела, такого, ну, нестандартного ангела. Блядского, что ли. Особенно когда стянул с себя и Саймона футболки и перевернулся на живот, поднимаясь на четвереньки. Нейтан поморщился от ноющей боли в коленях: деревяшки бесхозной скамейки грозили лишить его способности стоять на коленях ближайшие несколько часов точно. Только зачем ему было стоять на коленях, когда единственный, кто мог бы его к этому принудить, не знал, что с ним делать? Саймон бездумно водил руками по спине Нейтана, иногда, разве что, набираясь смелости и переводя ладони на бока, исследовал бледную кожу, вжимался носом в затылок и вдыхал запах волос. Он мягко провел пальцами по шее парня, а затем склонил голову чуть вбок и оставил на месте, которого коснулся, осторожный поцелуй, даже не претендующий на роль засоса. Стоящий на коленях, выгибающийся Нейтан не вызывал в Саймоне ничего, кроме извращенного умиления и желания завернуть кудрявого ангела в теплое одеяло, отнести на кухню и напоить горячим чаем.

- Может, ты меня уже трахнешь? – Руки Саймона замерли на бедрах Нейтана. – Да еб твою мать, Саймон! – Прошипел Нейтан, повернувшись обратно на спину, согнув ноги в коленях и разведя их так широко, как, кажется, не снилось даже великим порнозвездам. Услышав свое имя, Саймон испытал, вопреки ожиданиям, не еще большую волну нежности, сшибающую все на своем пути, а наоборот – жгучее возбуждение и желание оставить Нейтану на память самую маленькую, но отчетливо ощутимую часть себя. – Я хочу, чтобы ты вогнал в меня свой хер по самые яйца, ферштейн? Хочу, чтобы ты трахал меня до потери сознания, бля, да я просто хочу, чтобы ты перестал ебать дыни и перешел на людей! Я же забочусь о те… О, боже милостивый, да!

Не зная, что делать и как подходить к сексу с партнером мужского пола, Саймон не придумал ничего лучше, кроме как сделать то, о чем Нейтан слезно умолял его вот уже минут пятнадцать: просто трахать. Он не стал заморачиваться, да и, честно говоря, понятия не имел, что нужна какая-то смазка, что партнера нужно как-то готовить, но, впрочем, Нейтана, извивающегося и кричащего так, что Саймону пришлось прикрыть ладонью его рот, чтобы никто ненароком не услышал странных звуков, и так все устраивало. Саймон сам еле сдерживался от крика; едва только войдя в трепещущее тело, он остановился и не двигался несколько мгновений. Он очень боялся кончить рано, ни самому не получив толком удовольствия, ни на Нейтана не произведя должного впечатления.

Нейтан крепко обхватил ногами талию Саймона, прижимая того к себе как можно ближе, и закрыл лицо согнутыми в локтях руками. Он судорожно дышал и раз за разом вгрызался в ладонь Саймона, блокирующую его откровенные стоны. В этом жесте, призванном перестраховать себя и партнера, было еще и что-то индивидуалистское: Саймону попросту не хотелось, чтобы Нейтана, слабого и побежденного, готового на все и открытого всему, слышали другие. Тело Нейтана было словно полем экспериментов, которым Саймон распоряжался как хотел: более-менее приноровившись к поведению собственного организма, он то увеличивал темп, то уменьшал его, то менял угол проникновения, а порой и вовсе останавливался, ожидая инициативы от Нейтана, который, казалось, попросту сходил с ума.

Саймон закусил губу, крепко зажмурившись, начал отчаянно входить глубже, и с каждым новым движением чувствовал приближающуюся всепоглощающую пустоту, тьму пульсирующую, мрак, готовый забрать его в свои лапы, ждущее с распростертыми объятиями одиночество. Саймон знал, что то, от чего он так старательно стремился убежать, вся эта похоть, разврат и прочие мерзости, все это, в конце концов, коснулось и его самого. И он обязательно заплатит за все, что сделал с Нейтаном, пусть не сейчас – позже. И это был очередной момент, когда ему захотелось остановиться, но было уже слишком поздно: Нейтан, вцепившийся пальцами в его спину, со сдавленным стоном кончил, не спеша, впрочем, расслаблять скрещенные на пояснице Саймона ноги. Последний же кончил через несколько секунд: он убрал влажную от слюны руку с лица Нейтана и уткнулся лбом ему в плечо, мечтая только об одном – замереть в этом мгновении навсегда.

Но все, как известно, кончается, и, как только Саймон оторвался от Нейтана, тот вновь стал прежним, о чем свидетельствовало его лицо и изменившееся поведение. Саркастическое выражение сменилось ужасом и брезгливостью, как только парень окинул беглым взглядом свое тело: сперма на животе и сперма… Чуть ниже. О причине резкой боли в заднице при попытке сесть Нейтан вообще предпочел не думать.

- Я всегда знал, что ты пидор! – С выражением высшего омерзения на лице подытожил кудрявый, и, прищурившись, внимательно наблюдал за вызванной реакцией.

- Ты тоже гей. – Спокойно ответил Саймон, застегивая молнию комбинезона.

- Я не гей, это все твоя наркота! Где ты достал это дерьмо, Барри? Блять, что ты со мной сделал?! Я не могу встать!

Саймон тихо рассмеялся, глядя на то, как Нейтан выгибается мостиком и, воя от боли, пытается найти более или менее удобное положение.

- Слушай, Барри, будь другом, помоги подняться, а? Нет-нет-нет-нет-нет, не подходи ко мне, оставайся на своем месте, слышишь, ты, чертов извращенец?! О боже, как больно! – Прошипев сквозь сжатые зубы, Нейтан кое-как поднялся и застегнул комбинезон. Затем он посмотрел в сторону стоящего в дверях парня и несмело проговорил. – Мы ведь никому об этом не скажем, правда… Саймон?

Саймон повернулся к Нейтану спиной, и, так ничего и не ответив, вышел из раздевалки.

* * *

Саймон сидел в своей комнате перед ноутбуком и, отпивая чай из большой кружки, просматривал недавно отснятые видео. А вот и Алиша с Кёртисом, выходящие из туалета, держась за ручку. А вот и очередное поражение Саймона.

Парень открыл окно переписки и среди немногочисленных контактов нашел самый главный, самый нужный и самый понимающий.

shygirl18 (offline)

«я не одинок»

Саймон крутанулся на стуле и с мягкой улыбкой погладил по щеке обезображенный труп Салли. Между пальцев прожужжали электрические разряды, играя голубоватым светом.

@темы: season 1, fanfiction: rus, character: simon, character: nathan, character: kelly, character: curtis, character: alisha

Комментарии
2013-06-29 в 12:05 

mystery spot
Гейб - топ!
спасибо автор! я как раз недавно присоединилась к фандому и уже вовсю страдаю на тему того, что о ним так мало пишут. ноосфера существует!
очень понравился ваш текст, начало и правда как будто бы часть сериала. вот насчёт нцы конечно смутило, надеюсь, Саймон бы так не поступил, неприятный осадок немного.
надеюсь, вы по ним ещё будете писать :red:

2013-06-29 в 17:23 

генерал педоискатель
— Снять с тебя маску, и кто ты будешь? — Нищеброд, пидорас, мизантроп, анархист.
вот насчёт нцы конечно смутило, надеюсь, Саймон бы так не поступил, неприятный осадок немного.
ну, кто знает, на что способен одинокий и отчаявшийся человек, потерявший еще и перспективу нормальных отношений. да и, как говорится, в тихо омуте черти водятся)
но, опять же, это только мое видение

не буду обнадеживать - вряд ли, это был разовый заплыв)

спасибо за комментарий!

2013-06-29 в 19:12 

mystery spot
Гейб - топ!
генерал педоискатель, ну, так-то конечно да, от чела, который дома держит коллекцию дисков с видеозаписями обо всех окружающих, и фантазирующего о подмышках и тл, можно всякого ожидать)) просто Нейтона птичку жалко)) я помню, даже Кёртис психовал, когда Алиша им воспользовалась так) так что он тут у вас по степени коварства напомнил мне Рамси Сноу из Игры Престолов, которого сейчас играет Иван Реон)))

2013-07-23 в 03:22 

Ну... ну нихера себе... Честно, это просто очешуенно! Офигительный фик

2013-07-23 в 13:01 

генерал педоискатель
— Снять с тебя маску, и кто ты будешь? — Нищеброд, пидорас, мизантроп, анархист.
Another Brick, огромное спасибо :jump2:

     

Misfits

главная